Предыдущая Следующая  

  Из РАН в Кремниевую долину: Создательница Orb Intelligence об открытии бизнеса в США

Мария Гринева, соосновательница компании Orb Intelligence, которая создавала стартапы внутри Российской академии наук, позже — при поддержке «Яндекса», а затем — самостоятельно в Кремниевой долине, рассказала ЦП о том, как выжить в Пало-Альто, почему не стоит верить Питеру Тилю и как учёному заняться бизнесом.

Стартап как продолжение академического исследования

Я восемь лет провела в РАН, и это был самый важный период в моей карьере. Закончив факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ в 2003 году, я стала работать на кафедре, которая была прикреплена к институту системного программирования РАН.
Там было несколько интересных проектов, и я попала в один из них вместе с другими ребятами из университета. Мы с нуля строили очень сложную систему управления базами данных для слабоструктурированных данных XML. Система называется Sedna, и до сих пор этот проект есть в ИСП РАН. Большинство людей, работавших со мной, написали кандидатскую диссертацию по этому проекту.
Сообщество ученых, которое занималось слабо структурированными данными, было небольшим, и мы заняли хорошую позицию. Компания Oracle захотела купить нас как стартап. Они прислали в Россию специалистов, которые проводили процедуру due diligence — проверку количества людей, распределения обязанностей, документации кода — нужно было подтвердить, что всё на самом деле так, как заявлено.

...Правда, Oracle потом нас не купила... и мы поняли, что нужно делать что-то вроде стартапа, но тогда, в 2007 году, в России мало кто знал, что такое стартапы. У нас был товарищ, который вернулся из Америки, и он нам рассказывал, что это и как работают венчурные капиталисты, а мы с открытым ртом слушали.

Мы начали читать TechCrunch — это был целый новый мир. В это время Максим Гринев, мой муж и сооснователь Orb Intelligence, придумал делать газету с персонализированными новостями на основе твитов. Twitter только открыла свой API, и они строили сообщество разработчиков, потому что тогда было непонятно, как монетизировать сервис.
Макс придумал автоматически собирать твиты через API и строить персонализированную газету, мы доставали из твитов ссылки, из ссылок картинки, заголовки и сниппеты. В зависимости от того, сколько людей «пошарили» ссылку, новость попадала в топ «газеты» или в низ страницы. Она менялась в режиме реального времени, и в любой момент можно было видеть самые обсуждаемые новости.
Мы назвали этот проект The Tweeted Times, и газета стала набирать пользователей, про нас стали писать — в то время это была просто фантастика, особенно когда о нас написал М. Дж. Сиглер для TechCrunch. После этой публикации на нас обрушилась лавина пользователей, мы не справлялись, и количество людей только росло.
Одним из первых наших пользователей (я заметила это по логам) был Илья Сегалович. Илья был фанатом нашей идеи и поэтому захотел, чтобы мы сделали социальные новости внутри «Яндекса». Через два года он нас купил. Когда нас купил «Яндекс», мы договорились, что будем работать в Yandex Labs, офисе компании в Пало Альто, который позиционировался как научно-исследовательский.
В «Яндексе» мы получили бюджет на новый проект. Мы построили поиск по Facebook, Twitter и другим соцсетям — это было приложение для айфона Wonder. В Долине слухи распространяются очень быстро, сотрудники Facebook узнали о проекте, и оказалось, что они в это время готовили Graph Search к запуску.
В компании решили, что это опасная конкуренция, ведь «Яндекс» — это огромная поисковая компания. Они стали говорить, что мы нарушаем Terms of use, хотя их можно интерпретировать как угодно.
Когда началась эта борьба, про Wonder узнал TechCrunch. Авторы издания даже пытались найти в баре в Сан-Франциско моих друзей и взять у них скриншоты бета-версии. Им нужна была классная история, так что они пытались раздуть нашу конкуренцию с Facebook до невероятных размеров. Одна женщина из TechCrunch пришла в Labs познакомиться, и через час она сказала, что записала наш разговор и использует его для публикации.

Facebook заблокировал нам доступ через три часа после запуска Wonder. Они объявили, что мы нарушаем их правила. Это было серьёзное заявление: много бизнесов и большое сообщество разработчиков зависели от Facebook Graph API, и то, что они так легко могут кого-то заблокировать, вызвало много обсуждений. Правда, Wonder всё равно умер...

Как выжить в Пало Альто

Я академический человек, и никогда раньше не занималась бизнесом. The Tweeted Times не был бизнесом, это был интересный проект. В России мы пытались открыть своё дело, но много лет работали под крышей РАН, нам платили зарплату и бизнес никуда не шёл. Orb Intelligence — мой первый настоящий стартап.

Я фанат Америки, но тут очень сурово, и всё очень жёстко себя ведут. Рынок очень насыщен: за что ни возьмись, будет безумная движуха и много конкурентов. Всех нужных людей встретить очень легко, все готовы познакомиться, чтобы держать руку на пульсе. Кроме того, непривычно, что тут всегда много сплетен. В России кажется, что многое недопустимо, а здесь всё можно. Естественно, всё это в рамках бизнес-этики, это не современная Россия, никто никого не убивает.
Любопытно, что здесь стараются поддерживать иллюзию, что в Долине легко поднять деньги. Мне кажется, это пиар, который выгоден венчурным капиталистам. Надо всегда трезво смотреть на то, сколько знакомых предпринимателей действительно привлекли инвестиции.
Инвесторы со многими встречаются, проводят много мероприятий и владеют медиа как, например Andreessen Horowitz. Кроме того, многие пишут книги, как Питер Тиль. Мне кажется, что это развод, причем книга специально нацелена на аудиторию очень молодых людей. Это выгодно: ты даешь компаниям относительно мало денег, они упорно работают, и из тысячи стартапов один делает WhatsApp, а остальных исключили из колледжа и они остаются не у дел.
Многим учёным кажется, что они всё знают, но когда переезжаешь в Долину и строишь бизнес, оказывается, что мы на самом деле понятия не имеем, что происходит на рынке. Надо его изучать, разговаривать с людьми, и это не похоже на работу в университете.
Тем, кто переезжает, я бы посоветовала очень хорошо подготовиться и найти сначала работу. Создавать стартап очень тяжело, его не надо «делать». Когда ты только что приехал в США, лучше всего устроиться в растущую компанию.
Google — тоже хорошая компания, но она уже очень большая и там трудно чему-то научиться. В Долине много крутых бизнесов размером примерно в 200 человек, которые всё правильно делают. Такой опыт — лучше любого университета, потому что там можно встретить хороших профессионалов, почувствовать динамику и тон.
Через три-четыре года можно аккуратно начинать стартап, продолжая работать в этой компании: никто не будет упрекать за это, и можно спокойно со всеми обсуждать свою идею, смотреть на реакцию, собирать фидбек. Главное — не торопиться, пока не станет ясно, кто твой клиент и что ты хочешь построить.

Полную статью читайте на Цукерберг Позвонит